Азино 777 - играет вся страна







СТАТЬИ


РЕЧЬ О ВЫДЕЛКЕ КРЕСТА

Книги о Саратове, тем более фотоальбомы, стали продукцией, не только ориентированной на туристов, но и восхваляющей спонсоров (как неотъемлемую часть саратовской бытийности). Восхвалению поэтической музы Палькина посвящён фотоальбом «Три стерляди в голубом поле» (небольшое путешествие по Саратову).
Выпущена книга по Федеральной целевой программе «Культура России» ООО «Приволжское издательство» тиражом 4000 экземпляров. Вероятно, издатель внакладе не остался. Другое дело – мало-мальски образованные читатели. Не нужно быть докой в поэзии концептуальной, постмодернистской, а хотя бы знать Ахматову, Цветаеву или нашу современницу саратовку Кекову, чтобы оценить писания в стихах и прозе Почётного гражданина Саратова Николая Егоровича Палькина.
В стихе «Саратов – город театральный» почтенный пиит пишет:
Не только стерлядью, как надо,
Мы вас театром угостим.
 
Красивые фотографии Александра Фёдоровича Мирошниченко сопровождены
такими текстами, как:
 
Пригрела щедрая столица
Не зря саратовских ребят.
Их выразительные лица
Сегодня знает стар и млад.
 
Живут и мыслят по-московски
Артисты с волжских берегов:
Михайлов, Табаков, Янковский,
Машков, Миронов и Краснов.
 
В фотоальбоме приведён автопортрет Мирошниченко, фото Палькина у каменной стенки, виды города, такие, как старое фото здания со шпилем на пересечении улиц Горького и Кирова – до пожара, фото художника Прели,  внимающего поэту Байбузе с подписью «Головы седые – думы молодые». В тексте Палькина «Предводитель саратовского дворянства» описан избранный предводителем нынешних наших «дворян» Владимир Николаевич Борзов «с руками слесаря и душой поэта». «Князь Голицын и другие руководители Российского дворянского собрания, а также товарищи по сословию, – умиляется Палькин, – пишут ему, как встарь: «Милостивый государь…»
Припоминается другой саратовский поэт, чья книга имелась в местном отделении Союза писателей – Анатоль Святой «Любовь – волшебная страна». «Святой» писал:
 
О Саратов! Саратов!
Мой песенный край, край рабочих и край земледелов.
На просторах твоих Чернышевский гулял,
Призывая к анализам смелым.
 
Край наш славен, как оказалось, некиими  земледелами. Они, скорее всего, что-то делают с землёй. А вот рабочие – те, судя по тексту Палькина, выделывают у нас крест.
 
Идёт ли речь о выделке креста,
О сапогах иль о твореньях зодчих,
Во всём – рабочий смысл и красота,
Мир – сирота, коль он без рук рабочих.
 
О сапогах иль «о выделке креста», но Палькин берётся писать обо всём, включая живописца Фомичёва и его мемориальную доску. А вот как он видит Увек:
 
Крутой обрыв.
Кругом песок да глина,
Да у подножья плеск речной воды.
Неужто здесь под вопли муэдзина
Витала слава Золотой Орды?
 
Неужто не отреагирует на «вопли муэдзина» наша многоуважаемая мусульманская общественность? Да и про «выделку креста» могут спросить с Палькина христиане. Так внешне привлекательный альбом с прекрасными фотографиями стал на поверку теми «сапогами всмятку», которые культурным людям лучше и не читать.