Меню

Поиск: "и" "или"


  Международный подшипниковый концерн "Автоштамп". Предлагает широкий ассортимент подшипников, шин, ремней.






 
№9 (377) 28 февраля 2002
Б.Мангасаров
Огромная Россия и маленький, но гордый Татарстан
Отношения между Москвой и Казанью в истории складывались по-разному - была и война, но мира и согласия было больше. Непростой процесс компромисса, который устроил бы обе стороны, продолжается и по сей день. Например, Татарстан часто прорабатывает и предлагает свою модель взаимодействия между федеральным центром и субъектами Российской Федерации.
О некоторых аспектах этой модели и будет идти речь в данной статье, благо автору довелось недавно побывать в Татарстане и побеседовать там с редактором лениногорской городской газеты «Заман Сулышы» («Жизнь как она есть») Рифатом Каюмовым, также послушать интересное выступление по республиканскому телевидению советника при президенте Республики Татарстан, директора института истории АНТ Рафаэля Хакимова.
Первый вопрос, который я задал редактору газеты Р. Каюмову, касался суверенитета, ожидаемого народом этой республики. Но для начала напомню заявление бывшего президента РФ Б.Н. Ельцина, сделанное им в 1992 году: «Берите суверенитета столько, сколько хотите». Отсюда и пошла, можно сказать, «самодеятельность» в суверенизации регионов Российской Федерации.
Известно, что могут иметь место два направления в установлении суверенитета, а именно: - стать субъектом международного права со всеми вытекающими отсюда последствиями; - иметь национальный суверенитет, то есть жить в составе России, но иметь больше свобод и прав в решении жизненных вопросов республики.
Поначалу народ республики пытался идти по направлению создания субъекта международного права (в начале 90-х годов за это голосовало 61,4% жителей Татарстана), а потом одумался, поняв, что нельзя жить в России и быть в то же время вне России. Поэтому в республике ограничились национальным суверенитетом, узаконив эти отношения договором, заключённым с Москвой в 1994 году.
Именно в рамках национального суверенитета сейчас живёт народ Татарстана. А что ему это даёт, попробую показать на некоторых примерах из своих наблюдений за жизнью города Лениногорска. Прежде всего хочу пояснить, что Лениногорск является центром районов, где развиты нефтяная и газовая промышленность, а Казань славится крупными предприятиями авиационной и химической промышленности. Нельзя забывать и о наличии в Татарстане такого автомобильного гиганта, как КамАЗ. Отсюда богатство и возможности республики.
Какие же блага, созданные власть имущими в Татарстане, я заметил в Лениногорске? В городе не встретишь ни коммерческих, ни частных автобусов, ни маршрутных «ГАЗелей». Все автобусы муниципальные. Правом бесплатного проезда пользуются не только ветераны труда, но и все пенсионеры. Бесплатен проезд и на транспорте пригородного сообщения, например, между такими городками как Бугульма и Нижнекамск. А теперь с ситуацией в Саратове: здесь стариков «культурно отшили» от автобусного транспорта, сделав его либо коммерческим, либо частным. А ведь о благополучии любого народа прежде всего судят по тому, как живут пожилые люди. Саратов тоже богат ресурсами и промышленностью. Куда же девается это богатство? Почему у нас киловатт-час электроэнергии стоит 60 копеек, а в Татарстане - 42 копейки, и это при том, что у нас есть две мощные электростанции (ГРЭС и АЭС), а в Татарстане - ни одной. Ответ очень прост, как мне кажется: всё дело в том, что для президента Татарстана М. Шаймиева народ, живущий в Татарстане, - это его народ, и он о нём постоянно заботится, поэтому может рассчитывать на ответную любовь.
Снова обратимся к нашему городу, нашей области. Суд в соответствии с федеральным законом привёл тарифы на коммунальные услуги к исходным значениям, а депутаты наши, избранники и слуги народа, вновь грозятся найти способ, чтобы повысить эти тарифы. Что же делает в этой ситуации губернатор Д. Аяцков? Сейчас многие губернаторы и должностные лица озабочены тем, чтобы обратить на себя внимание президента РФ В. Путина. Аяцков - не исключение. Например, ему удалось отыскать племянника В. Путина и наградить его медалью губернского значения. Кроме того, Аяцков добился заметных сдвигов в области реформирования своего степного региона, задумав превратить его в горнолыжный курорт президент-ского значения, видимо, чтобы напомнить высокому гостю о готовящихся специально для него саратовских Альпах. Далее Дмитрий Фёдорович, оставив «мелкие» губернские дела, неустанно летает теми же маршрутами, что и Путин, - на Кубу, в США и даже в Армению. Так что, видимо не до стариков ему сейчас и не до народа.
А теперь давайте рассмотрим не менее важный вопрос - образование и то, какой язык является основным в республике Татарстан. Я заинтересовался и спросил: зачем Татарстану своя национальная доктрина образования, коль есть общероссийская, в которой заложен так называемый региональный компонент? Ведь там чётко прописано: «Сохранение языков и культур всех народов РФ». Казалось бы, что ещё надо? Ответом были примеры из жизни Германии, где каждая федеральная земля (в частности, Бавария) имеет свою собственную доктрину образования и своего министра образования. Но такое объяснение для меня было неубедительным. И ещё непонятным для меня был вопрос насчёт желания республики ввести у себя вместо русского алфавита (своего у них никогда не было) латинский. Зачем это нужно, ведь придётся переписать всю литературу. Оказалось, это нужно лишь потому, что в действующем алфавите нет кое-каких букв, которые могли бы обеспечить правильное произношение некоторых татарских слов.
Думаю, в конце концов, можно было бы ввести недостающие буквы, а не переходить на чужой для нас алфавит. Сейчас эта проблема пока лишь дискутируется: есть много тех, кто за латинский алфавит, но еще больше - против.
Что касается вопроса, какой язык в Татарстане (русский или татарский) считается основным, то, как я понял, оба - основные и равноправные, но с некоторыми особенностями их применения. Например, в органах власти и на промышленных предприятиях чаще всего используется русский язык, а вот в школах, учреждениях национальной культуры, в религиозной деятельности - основным является татарский язык.
Следующий вопрос, который я задал редактору газеты «Заман Сулышы»: «Одобряет ли народ Татарстана курс и политику своего правительства на обособление республики от России?» Вопрос этот был неприятен Рифату Каюмову. Он ответил, что считает его надуманным, более того - провокационным. Такого курса правительство не вело и не ведёт, мало того - даже попыток не было ставить эту проблему. Ни в одном государственном документе подобные намерения не фигурировали, сказал он. Попутно он всё-таки дал некоторые пояснения по этой проблеме, сказав, что в основе такого вопроса может лежать лишь попытка некоторых политических деятелей разделить народ Татарстана на булгаров и татаристов, и здесь имеет место больше не этно-исторический, а философский, мировоззренческий фактор. Сейчас, например, можно найти в Татарстане людей, у которых в графе «национальность» значится «булгарин», а у других - «татарин». «Нам кажется, - сказал Р.Каюмов, - пусть пишут так, как кому нравится, это их личное дело».
В процессе нашей беседы был затронут и такой вопрос: религия и появление в настоящее время множества статей о роли ислама в истории Татарстана. «Хотя образование у нас в республике и светское, - сказал Рифат. - Но от религиозной тематики нам не уйти, поскольку вся наша предыдущая история была тесно связана с христианством и исламом. Интеграция же этих культур в мировую или в европейскую культуру невозможна, так как фундаментальный ислам никак не укладывается в геополитическую и идеологическую систему христианской Европы». Правда, он тут же вспомнил, что в своё время у татарского народа было своё собственное религиозное направление - джадидизм, который объявлял, что отношение с Аллахом - частное дело каждого человека, и потому никто не должен вмешиваться в это дело - ни мечеть, ни муллы. Мало того, трактовать Коран, по джадидизму, мог каждый верующий, а не только учёные-богословы.
И, наконец, последнее, что я хотел узнать у Рифата Каюмова: какие связи у республики Татарстан остались сейчас с центром, с Москвой? Вопрос вызвал у него большое недоумение. Он ответил мне, что связи какие были, такие и остались. Они никогда не прерывались и продолжают работать на благо всей России, а значит и Татарстана.
Из нашей беседы с Р. Каюмовым я пришёл к выводу, что Татарстан был и будет оставаться в составе России. Но в Республике бытует мнение, что Россия должна окончательно освободиться от имперской идеологии и определиться, какое государство она хочет построить - федеративное или унитарное, тем более, что мир давно уже не живёт по унифицированным законам, Россия должна понять, что видные деятели Татарстана считают, что её территория - огромное историческое пространство с разным климатом, разным ландшафтом, которое населяют сотни самобытных народов, имеющих свои представления о жизни.
Если в России сегодня и может существовать какое-то единство, то лишь при условии сохранения этого многообразия. При этом каждый народ, каким бы малым он ни был, должен чувствовать себя комфортно и быть уверенным в том, что власть надёжно защитит его интересы. Только такое государство в наше время может выжить.
Б. МАНГАСАРОВ