Меню

Поиск: "и" "или"


  Международный подшипниковый концерн "Автоштамп". Предлагает широкий ассортимент подшипников, шин, ремней.






 
№6 (374) 7 февраля 2002
Борис ГЛУБОКОВ
Нравственное значание детской литературы
Поэтический клуб «Диалог», действующий при Центральной городской библиотеке, занялся в лице его организатора Николая Куракина не одним лишь пестованием юных поэтических дарований, но и серьезной общественной работой: 2 февраля в нем будет проведен круглый стол на тему «Возродим детский альманах в Саратове».
Почему, например скандальная покровчанка-культрегер Вера Львова делает ставку на прозу для детей? Востребованность детской литературы сейчас очень велика. В дискуссии выступили зам. редактора «Деловой газеты» Михаил Муллин, член московского СП Михаил Каришнев-Лубоцкий, известный радиожурналист Евгений Грачев, редактор газеы «Малиновый родник» Ольга Клюкина. Все он в большей или меньшей степени являются детскими писателями. Так, например, если Евгений Грачев придумал «Смеходрон» для самых маленьких, то Клюкина - автор детективов для подростков. От себя добавлю: в Саратове в 50-е годы выходил прекрасно соответствующий запросам времени детский альманах «Огоньки». Его готовили совместно Союз писателей и Союз художников. Грешно зубоскальствовать над идеологическим содержанием «Огоньков», они указывали ориентиры поколению юных! Безыдейность, «покимонизация» современных детей ,за исключением православных верующих, (участниками круглого стола выступил и сотрудник епархиального управления) должна насторожить власти. Литература, детская проза может стать инструментом нравственного возрождения России. Уроки «Огоньков» стоит взять на вооружение.
Юбилейная стезя Мухина
В череде выставок саратовских художников-педагогов только что стартовавший вернисаж Анатолия Мухина стал подлинным открытием даже не постольку-поскольку он юбилейный (автору исполнилось 60 лет).
Главный критерий: Мухин до невероятного скромен, по-хорошему скрытен. Его душевные качества открываются только самым близким. Пример: Мухин пишет бардовские песни и эпиграммы, но абсолютно не нуждается в широкой аудитории. С 1966 по 1969 год молодой выпускник Саратовского художественного училища им. Боголюбова трудился плакатистом Сарторгрекламы, затем учился в Московском художественно-промышленном училище на монументально-декоративном факультете, а с 1985 года преподает в СХУ. Педагогическая школа Мухина, это наверное скрупулезность, овладевание искусством через дотошную штудировку. Коллеги хвалят его модификации гипсовых пособий.
Столь же кропотлив до фотографичности Мухин в деталировках парадных заказных портретов, представленных сейчас в залах художественного училища. Пример: портрет директора «Лукойл-Саратов» Семена Глозмана или богатого мальчика с котом, шкура которого прописана до мельчайшего волоска. Другими картинами в творческом подходе являются натюрморты Мухина: с раками, с сигаретами и вином. Пейзажи же скорее говорят о нащупывании собственных путей. Даже, если скромный (но судя по выставленному объему - весьма весомый) вклад Мухина в саратовскую живописную копилку не принесет сиюминутных плодов: Анатолий Васильевич останется в памяти выпускников СХУ как мягкий, чуткий педагог.
Система Маскаева-Мошникова в действии
Выставка «Хвалынск-2001» сильно подзадержалась. Хвалынское лето» можно было бы озаглавить в подстрочнике «Саратовской зимой». Оно и понятно: от набросочности, этюдности первых впечатлений, наработанных прошлым летом в Хвалынске, двадцать семь участников нынешней (ежегодной) экспозиции перешли к станковому, картинному переосмыслению пейзажного жанра.
Величайшая заслуга в этом педагогических воззрений художников-единомышленников Владимира Мошникова и Геннадия Панферова. Конечно столь широкая популяризаторская и административно-организационная работа в этом направлении была бы практически неосуществимой без поддержки председателя Саратовского отделения Союза художников России Павла Маскаева. Скромность Павла Александровича удерживает меня от широкого толкования художественных достоинств его собственной живописи, однако, нельзя не признать, что направление, во главе которого стоят Маскаев и Мошников, находит поддержку у многих: известного культрегера, знатока саратовской журналистики Руфины Таракановой, искусствоведа Ефима Водоноса (запечатленного на одной из выставочных работ), поэта Николая Байбузы и других. Посмотрев выставку, хочется воскликнуть: так держать!
Борис ГЛУБОКОВ
Самые веселые белорусы приедут в Саратов
Команда КВН БГУ на сегодняшний день является, пожалуй, самой популярной среди КВНовских команд на территории всего бывшего Союза. Ребята имеют своих поклонников не только у себя на родине, но и во многих городах России, ближнего и дальнего зарубежья. Несомненно, у них есть свои почитатели и в Саратове.
Команда КВН Белорусского государственного университета была создана в 1987 году. В 1990-м команда КВН БГУ в составе сборной БГУ-МГМИ стала чемпионом Беларуси, а в 1992-м уже самостоятельно повторила это достижение. С 1993 года команда является действительным членом Международного Союза КВН, возглавляемого Александром Масляковым. В 1996 году команда стала вице-чемпионом Международного Союза КВН.
В 1998 года в официальных меро-приятиях Международного Союза КВН участвует уже «молодая смена» команды КВН БГУ, которая в 1999 году первый раз стал чемпионом Первой лиги Международного Союза КВН, игры которой транслируются по ОРТ. Команда БГУ не остановилась на этом и продолжила покорять все новые и новые вершины юмора и смеха. Летом 2001 года белорусы пополнили свою копилку КВНовских наград главным призом ежегодного музыкального фестиваля «Голосящий КиВиН» в Юрмале и очередной раз стали чемпионами международного Союза КВН, обыграв в финале не менее достойную команду из Сочи «Утомленные солнцем».
Команда КВН БГУ выступала с концертами в лучших залах России, Украины, Латвии, Израиля, Германии и США. Теперь и саратовцы могут по достоинству оценить талант этой уникальной и самобытной команды, выступление которой состоится 13 февраля в ДК «Саратовстекло».
Из выступлений команды БГУ:
- Начинаем «Славянский базар». Сколько гостей, сколько «звезд»! Михаил Финберг!
- О-о-о!
- Александр Розенбаум!
- О-о!
- Иосиф Кобзон!
- Да, славяне все прибывают и прибывают...

- Тормозит как-то Россия...
- В смысле?
- Ну, в экономическом развитии. И тут ей на полном ходу прямо в багажник въезжает Беларусь. Ну, из России выходят крутые пацаны, уже хотели наехать, а потом глянули, а это ж прицеп...

- Витя, а почему у тебя одно ухо больше другого?
- А меня в роддоме безменом взвешивали.

- Я вчера девочку от холода спас!
- Как?
- Я у нее мороженое отобрал!

- На днях в лесу был обнаружен изнасилованный труп маньяка. Так сказать, День милиции не прошел бесследно.

- В больнице номер 14 пациент со скальпелем напал на медсестру. К счастью, медсестра отделалась легким ... отделалась легким.

- Вам, казахам, хорошо! У вас два выхода в космос: Байконур и Чуйская долина.

- Вот у нас в команде есть лозунг: «Скажи наркотикам «У нас еще водка не кончилась?».

- А я вот не понимаю, почему Суперкубок проводят на Кипре, а не в Москве. Стоило ради этого лететь за тридевять земель?..
- Александр Васильевич, я сам объясню!.. Понимаешь, Саня... ПОНТЫ!

Ирина КЛИМОВА
ВИРАЖИ ИЗ ЗВУКОВ
   Концертом в зале филармонии завершился еще один международный канадско-российский проект оркестра духовых инструментов “Волга-Бэнд”.
Канаду представляли дирижер и солист. Со стороны России — оркестр и, конечно, слушатели.
Дирижер Стефен Шеннет хорошо известен не только в Канаде, где проработал около тридцати лет на музыкальном факультете университета Торонто, но и во многих европейских странах. Не случайно С. Шеннет избран вице-президентом Международной Гильдии трубачей. Что касается Саратова, то у нас его творчество известно ничуть не хуже. Стефен создал с “Волга-Бэндом” более десяти концертных программ.
А вот солист — молодой кларнетист Питер Столл приехал в Россию впервые. И о нем мне хочется рассказать подробнее.
Питер — друг С. Шеннета. Преподает кларнет в том же Торонтском университете. Играет в симфоническом оркестре Торонтской филармонии и в двух группах современной музыки. Часто выступает как солист.
В Россию он приехал за несколько дней до концерта. Веселый, жизнерадостный, любопытный, Питер рвался приступить к работе. Но в нашем городе его ждал ряд испытаний.
Сначала треснул кларнет. Я не знаю, как П. Столл боролся с трещиной, но на первую репетицию он пришел. А там выяснилось, что играть на сцене филармонии нет возможности и репетировать — придется в фойе, где совершенно иные акустические условия.
С поломанным кларнетом и без прежней жизнерадостной улыбки, музыкант встал рядом с дирижером.
Оркестр заиграл “Прелюдию, фугу и риффз” Л. Бернстайна. П. Столл при первых звуках вступления стал чуть кивать головой в такт. Затем, своими движениями начал повторять замысловатый ритм музыки. Немного растерянное выражение лица стало сосредоточенным. И, наконец, он заиграл сам. Сложнейшее произведение Л. Бернстайна Питер исполнял безукоризненно. Казалось, ни головокружительные пассажи, ни причудливый ритм, ни предельно высокий регистр не представляют для него никакой сложности. В бешеном ритме музыки он успевал не только выигрывать все ноты, но и придавать каждой фазе свой характер. То, казалось, он спорит с оркестром, то задает сам себе вопрос, то смеется над репликами других инструментов... По окончании пьесы музыканты, не сговариваясь, дружно зааплодировали солисту.
Потом Питер играл “Летние танцы” Джона Хокинса (произведение, написанное в 2000 году и посвященное С. Шеннету и П. Столлу) и “Интродукцию, Тему и Вариации” Джоакино Россини. Это было также виртуозно.
Но многих больше поразили не отшлифованные до блеска пассажи, а потрясающее “пьяниссимо” Питера. Он заставлял играть инструмент настолько тихо, что звук таял в тишине. И главное, при этом у него не появлялось никаких “посторонних” шумов, что почти неизбежно на духовых инструментах. Звук П. Столла оставался прозрачным, как чистое стекло.
На следующий день музыкант давал в консерватории мастер-класс для студентов.
После занятий все собрались вокруг Питера. Я попросила его рассказать о себе.
— Сначала я играл на блокфлейте. Кларнет взял в руки только в 14 лет. Учился в Королевской консерватории, в Торонтском университете и университете Блуменгтона. Это огромный вуз, насчитывающий около двух тысяч студентов. Теперь сам преподаю в университете Торонто и играю.
— Вы так поэтично описали кларнетовый звук. Мне кажется, что кларнет для Вас — самый лучший инструмент в мире.
— Кто-то считает, что самый лучший инструмент — кларнет, а кто-то скажет, что это труба. Но в оркестре все они играют вместе. И слушателю важно услышать не кларнет или трубу, а множество инструментов, слитых в одно созвучие. Вот это и есть, наверное, самое лучшее.
— Что вы можете сказать о саратовских кларнетистах?
— Я слышал их вчера на репетиции и сегодня на мастер-классе. Студенты у вас играют такие большие программы. Пальцы хорошо работают. И русский звук мне понравился.
— Что Вы имеете в виду?
— Во всем мире люди играют на кларнете. Но тембр звука везде разный. Везде свои национальные школы, везде стремятся к определенному типу звучания. Так вот, русский звук мне понравился.
— До своего приезда к нам Вы что-нибудь знали о Саратове?
— Да. Друзья-музыканты рассказывали. Из Интернета сведения почерпнул. Я знал, что ваша консерватория — третья в России. Здесь преподавали многие великие педагоги. Здесь очень хороший орган. Здесь был Рахманинов!.. Питер остановился, огляделся кругом. Прямо около него двое рабочих в фуфайках тащили по коридору дверь. Чуть дальше потолок подпирала металлическая конструкция.
— Да, — задумчиво произнес Питер, — в этом здании был Рахманинов...
Наконец наступил день концерта в филармонии. За час до начала П. Столл впервые проиграл произведения на сцене. Чтобы почувствовать акустику зала. Этого, конечно, было мало. Поэтому, когда на концерте он занял свое место перед оркестром, широко улыбаясь и приветствуя публику, дрожащие пальцы выдавали волнение...
Итак: сломанный кларнет, недостаток репетиций в концертном зале, перепады давления — достаточно, чтобы сыграть плохо.
Но Питер не собирался сдаваться. И как тогда, на репетиции, он “собрался” и сделал программу от и до. Зрители услышали, как тонко он чувствует самые сложные ритмы, с какой легкостью берет высочайшие ноты, насколько он музыкален и артистичен. И, теперь вместе с оркестрантами, поражались его канадскому прозрачному звуку, который не теряет своей красоты даже тогда, когда почти становится тишиной. Публика была в восторге. После каждой пьесы кларнетисту подолгу аплодировали и не отпускали со сцены без цветов...
Хотя мало кто догадывался, какой ценой дался ему этот концерт.
Ирина КЛИМОВА.