Меню

Поиск: "и" "или"


  Международный подшипниковый концерн "Автоштамп". Предлагает широкий ассортимент подшипников, шин, ремней.






 
№45 (413) 6 ноября 2002
Как это было
Напуганный возможным возрождением журнала «Волга», почившего в бозе в 2000 году, господин Малякин в газете «Репортер» закатил истерику, впал в словоблудие и дошел до прямых оскорблений уважаемых литераторов, отдавших когда-то журналу свои лучшие годы. Брошена тень и на всю Саратовскую писательскую организацию.
«Речь я веду, в частности, о прискорбном факте, - с трусливым пафосом вещает Малякин, - что возрождать некогда славный в стране (и за рубежом) наш журнал «Волга» взялись некогда изгнанные из него графоманы-лизоблюды, причем любой власти... После решительного изгнания командой Сергея Боровикова (куда входили и один из лучших российских драматургов Алексей Слаповский, и прекрасный критик Анна Сафронова, и многие другие интересные люди) в конце 80-х годов 20 века всех этих обласканных номенклатурой КПСС палькиных-малохаткиных журнал получил широчайшее признание в России и за ее пределами».
Тут все с больной головы на здоровую. Вот несколько фактов из истории «Волги».
В 1965 году при первом главном редакторе Николае Шундике приходят к читателям и первые номера журнала. Сотрудница журнала Галина Ширяева, находясь на высших литературных курсах в Москве, посетила вдову Андрея Платонова и попросила у нее для журнала рукописи неопубликованных произведений.
В высоких инстанциях «Чевенгур» пробить не удалось, а вот «Происхождение мастера» и некоторые другие произведения дошли до читателя через журнал «Волга». Не в конце 80-х годов, - к сведению Малякина, а в середине 60-х! Когда журнал только-только на ноги вставал. Именно в ту пору папа Григорий Боровиков привел своего розовощекого Сережу к Николаю Шундику и слезно упросил принять свое чадо на работу литсотрудником. Сережа тогда пописывал рассказики, но они у него, по словам папы, были слабыми. И тогда Сережа перелицевался в критики и стал поучать не только молодых литераторов, но и маститых писателей. Он так наловчился, что понравился местной номенклатуре КПСС. Сереже предложили пост заведующего отделом критики... с условием, чтобы он стал членом КПСС. И Сережа рванул в обком.
А в это время журнал, не прислушиваясь к критическим высказываниям критического отдела, печатал хорошие и разные произведения советских писателей. А Сережа рос, расширялся (в смысле физических данных) и даже кое-чего добился, паря в полуметре от земли на ковре-самолете, то бишь на партбилете. Издал книжонку, не помню какую, но тоню-у-усенькую, напечатал кое-какие статейки в газетах и журналах с едва скрываемой ненавистью к России.
Ну а что он еще мог сделать, большой мальчик в коротких штанишках?
С почти садистским наслаждением господин Малякин вещает далее о том, что будто бы команда во главе с Боровиковым одним махом очистила редакцию журнала от «лизоблюдов-графоманов вроде Палькина, Дедюхина и других, и посадила в кресло главного редактора, конечно же, Боровикова. И опять вранье! На самом деле все было куда серьезней и драматичней. В 1982 году, в десятом номере журнала «Волга» появилась статья «Освобождение» известного критика Михаила Петровича Лобанова о романе Михаила Николаевича Алексеева «Драчуны». И тут такой вой поднялся, такое клацанье зубами - в фильмах ужасов не услышишь. Вот как об этом вспоминает сам Михаил Петрович.
«В Саратове, где выходит журнал «Волга», суматоха была особенной. Представьте такую обстановку. Обсуждают журнал в связи со статьей на бюро Обкома партии. Тогдашний первый секретарь Обкома В.К. Гусев, ныне заместитель Председателя Совета Министров СССР, добивается ответа, как все это произошло, как могла выйти такая статья. В местной партийной газете выступил ее редактор с самыми отъявленными политическими обвинениями в адрес автора статьи, журнала. Оказывается, Лобанова в Москве давно раскусили, так он, как вражеский агент, проник в «Волгу» и произвел эту идеологическую диверсию. Хотя я никуда не проникал, журнал «Волга» сам обратился ко мне с просьбой написать статью. Итак, все вроде бы решено. Собрание местных писателей должно было только повторить то, что сказано в столичной прессе и местным начальством. Но тут вдруг не все пошло по команде. Один из местных писателей, Василий Кондрашов, назвал статью правильной и заявил, что через пять лет отношение к ней будет совсем другое. Надо знать положение писателя в провинции, чтобы оценить такое мужество. Сочувствующих было много, но в основном из молчаливых. Тем более дороже мне мужество тех, кто открыто поддержал меня.» (газета «Московский литератор» № 19, 1989 г. Журнал «Наш современник № 4, 2002 г.).
Да, было собрание, где представители обкома прямо требовали «раскрыть гнилую сущность главного редактора журнала «Волга» Н. Палькина, напечатавшего статью М. Лобанова «Освобождение». «Полетели камни и в самого Лобанова: «Ишь, фронтовик нашелся! Критикан советской власти!..».
И пошла малодушная писательская братия освистывать, как в театре, уважаемых народом писателей. Больше всех старался Сережа Боровиков. Уж так он старался обличать антисоветчиков, так старался! И номенклатура КПСС его отметила и вскоре назначила главным редактором журнала.
А что же после собрания? Да все пошло по накатанному. Главного редактора журнала «Волга» Н. Палькина сняли с работы, Михаила Лобанова отлучили от печати на несколько лет...
А при Сереже Боровикове «известный драматург Слаповский» чуть было премию Букера не схлопотал, а миллиардер Сорос, пронюхав, что от «Волги» попахивает западным душком, вероятно сделал так, чтобы коллектив «Волги» выиграл то ли по траншу, то ли по тендеру, то ли по стенду - черт его знает! - мини-типографию. И пошла писать губерния! То бишь, обновленная редакция журнала. И чем больше пишет, тем больше мелеет. Тираж стал тиражиком, буквы поблекли, строчки ослепли, изрядно пообтрепалось и кресло под главным редактором. Ну сколько же можно ерзать на одном месте, не считаясь с духовными интересами России! Ненапечатанные классики напечатаны и больше ничего написать не могут, так как давно умерли, а писателей-патриотов на страницы журнала пускать не велено. Партбилет члена КПСС хотя и хранится, на всякий случай, в укромном уголке, но на нем уже не взлетишь, а скорее вылетишь. Ну, хлопочет там Саратовская писательская организация о возрождении журнала, бегает по чиновникам, денег просит. А денег-то все нет...
И тут у главного редактора Сережи Боровикова на волне грандиозных реформ мелькнула не менее грандиозная мысль - приватизировать журнал, передать его в частные руки. То есть в свои.
И когда эта идея реализовалась, журнал совсем съежился, стал выходить с пятое на десятое и сдвоенными номерами. А потом вздохнул еще пару-тройку раз и помер. И побежал Сережа за финансовой помощью в правительство для реанимации журнала. Отказали. Предполагаю, как ответили: «Сергей Григорьевич! Журнал «Волга» частный. Поэтому...»
И тогда убитый горем Сережа продал типографию... Мини.
Вполне естественно, что Саратовскую писательскую организацию гибель журнала с его богатыми традициями не устраивала, и она обратилась к Сергею Боровикову с просьбой передать журнал государству, а, значит, и местным писателям (и не только местным). И Сережа тут проявил частную цепкость. Не да-а-м!
Вот как это было на самом деле, господин Малякин. Вам, вместо того чтобы выставлять себя на посмешище, следовало бы почитать столичную и местную прессу, а уж потом марать чистый лист бумаги. А вы говорите, Слаповский с критикессой Сафроновой устроили в журнале «Волга» октябрьский переворот. Негоже, не заглянув в святцы, бухать в колокола.
Что ж, Боровиков все еще на что-то надеется, не отдает журнал писателям Саратова, ну, а те свою «Волгу» хотят возродить. Пусть у тех и других будет по «Волге». Если будет. История нас рассудит, господин Малякин!

Василий КОНДРАШОВ,
член Союза писателей России.


От редакции: инициаторами восстановления журнала «Волга» выступили поэт Николай Палькин и секретарь областной писательской организации Иван Шульпин. Министр информации и печати Саратовской области Игорь Никифоров провел заседание оргкомитета, на котором обсуждались концепция издания, принципы формирования редакционной коллегии, создания материальной базы, кандидатуры редактора. Кроме естественной идеи о курировании литературного журнала областной писательской организацией, писатель и журналист Роман Арбитман выдвинул идею о финансировании прежнего руководства журнала «Волга» во главе с Сергеем Боровиковым.