Меню

Поиск: "и" "или"


  Международный подшипниковый концерн "Автоштамп". Предлагает широкий ассортимент подшипников, шин, ремней.






 
№3 (423) 16 января 2002
Новый год - с треском!
В Радищевском музее - новогодняя сказочная выставка "Николай Глинский. Жизнь и театр". Родился театральный художник Николай Борисович Глинский 17(30) августа 1901-го года. Поэтому-то выставка (пусть с опозданием) носит мемориальный характер: ведь проводится к столетнему юбилею человека, прожившему в добром здравии (невзирая на возрастные хвори) и ясной памяти девяносто семь лет и четыре месяца. Сызмальства я бывал в доме Николая Борисовича и его супруги Лидии Николаевны - в старом театральном общежитии рядом с драмтеатром. Глинский настолько увлек меня своими рассказами, общительностью (именно, культурой общения), коллекциями репродукций картин и всяческими познавательными вырезками, что, бывая у него лет с шестнадцати по два-четыре часа в неделю, практически уверился, что он - вечен. Были на моей памяти выставки в зале на набережной в 82-м и в Радищевском музее - в 90-м, был многосерийный фильм фирмы "Кэп-информ", телефильм Татьяны Зориной (другим - параллельным - героем которого был Бранко Арсениевич). Глинский неотделим от жизни нашей семьи - ведь врачебным ангелом-хранителем в его последние десятилетия стала моя мама. А затем были мистериальные какие-то похороны с речью священника Ланского, Глинского не знавшего и говорившего о собственных родителях-эмигрантах из Харбина, были странные сентенции Григория Аредакова о том, что Глинский отодвигал, дескать, приход антихриста… Вспоминается же, что Глинский рассказывал множество веселых, курьезных случаев, не вошедших в мемуары "Моя жизнь - весь XX век", опубликованных в журнале "Волга".
Кое-что из них стоит привести сейчас, оговорившись для тех, кто не читал моей публикации "Счастливая жизнь" в "Земском обозрении" от 6 ноября 1998 года, что Глинский был белогвардейцем-врангелевцем. "Военная моя карьера была недолгой - всего год. Призвали меня в Крыму, и служил я поначалу в охранной роте при комендатуре. Состояла она в основном из ялтинских гимназистов. Ходили мы в своих гимназических шинелях. Однажды к нам в роту пришли два гусара - "вольнопера" - Ахтырского и Александрийского полков. Ахтырец Женя Рейнхард был молодой и уже без руки. Они своими рассказами вскружили нам головы, и мы - несколько человек, решили податься в ахтырцы. После некоторых перемещений оказались в обозе третьего сводного кавалерийского полка. Никаких киверов да ментиков, конечно, не было.
А Новый год мы встретили с треском! Как раз в новогоднюю ночь нас послали патрулировать Ялту. Нас было четверо. Вышли мы на набережную и видим: возле аптечного магазина какой-то человек в замке ковыряется. Кинулись, решив, что взломщик. Оказалось, это хозяин среди ночи открывал магазин, чтобы достать фейерверк и как следует отпраздновать Новый год. Он подарил нам так называемый бурак - толстую свечу для фейерверка. Объяснил, как пользоваться. Пошли мы дальше и вышли на улицу Виноградную, где стояла наша рота, к бывшей вилле "Ксения". А командир роты был у нас трусоват: все ждал большевистских налетов. Тут поручик Синицкий и говорит: "А давайте устроим Новый год капитану! Пустим возле роты бурак!".
Привязали мы бурак к решетке костела напротив виллы, подожгли и дали ходу. Он - как рванет! Полетели такие шары огненные, в свою очередь разрывавшиеся с треском… Сразу всю роту в ружье, пулеметы вытащили… Новый год полетел к черту!".
Другой рассказ - про революцию в Москве. Детство и отрочество Глинского прошли в том самом доме на Плющихе, где жил и Лев Толстой, описавший его в своей трилогии. "У бабушки Евдокии Иосафовны жили приживалки. Однажды шел старший брат по улице и видит: столпился народ возле приямка - полуподвала. Подошел - а там сидит приживалка наша ни жива ни мертва и причитает. Еле вытянули ее. Оказалось, она испугалась вырулившего из-за угла грузового автомобиля. На нем сидели солдаты с красными флагами, фары автомобиля горели, а мотор рычал так сердито, что старуха решила по-дури, что это внутри черт. Вот она и кинулась спасаться, прыгнув в подвал". *** Колеги-художники: Глинский и Глубоков, фото 1998 г.



Правительственный проект: церковь и губернатор - вместе
"С течением времени не меркнет радость от этих зимних праздников, утверждающих надежду на доброе будущее, которого хочется пожелать каждому из вас". Наверное, эти печатные строки - то последнее, что оставил в эпистолярном наследии архиепископ Александр (Тимофеев). Приведен сей официальный текст с оборотной стороны обложки новейшего издания правительства Саратовской области - крупноформатного перекидного календаря "Храмы Саратовской губернии - 2003". Радость от встречи зимних праздников - Нового года и Рождества усугубилась сейчас и тем, что пусть и на самом пороге сметри, но архипастырь Александр поставил под вышеприведенными строками свою подпись рядом с подписью губернатора Дмитрия Аяцкова.
Календарь имеет своего координатора. Им является бывший фотокор "Зари молодежи" Олег Митрохин. Равнодолевое участие в проекте помимо облправительства принял издательский центр социально-экономического университета (СГСЭУ). Сами же работы по воплощению правительственного проекта в жизнь выполнило православное братство святых равноапостольных просветителей словенских Мефодия и Кирилла вкупе с издательством "Летопись". Иподиакон архиепископа Пимена (Хмелевского), руководитель "Летописи" Александр Яковлев остался очень доволен работой фотографа Александра Мирошниченко. Под обложкой с изображением кафедрального Александро-Невского собора (фото 1880 года) Александр Федорович показал во всей красе архитектуру самых известных церквей. Он работал в течение всего календарного года, чтобы подчеркнуть заснеженностью, перистыми облаками, осенним багрянцем или же ровной небесной синью изюминку каждого объекта. Отсняты были сельские церкви в Михайловке, Столыпине, городские - в Балашове, Балакове, Петровске, Энгельсе, Пугачеве и Саратове.
После подобного настенного календаря "300 лет Свято-Троицкому кафедральному собору" новое издание также войдет в краеведческую обойму.
"Золотой Арлекин" - весомая награда
За полтора фестивальных месяца жюри просмотрело почти два десятка спектаклей. Подробно обсуждался каждый номинант с предоставлением первого слова специалисту по жанру, открыто проводилось голосование. В этот - второй для "Золотого Арлекина" - раз был учрежден приз "За преданное и верное служение театру" - единственный, который прошел в незапечатанном конверте и был присужден худруку оперетты, заслуженному артисту РФ и заслуженному деятелю искусств РФ Георгию Петровичу Банникову. Получала его супруга - Римма Ивановна Белякова. Она поблагодарила жюри за поддержку ее семьи в тяжелое время (сейчас Банников тяжело болен). В фестивальном издании также с целью моральной поддержки была помещена статья о творческом пути этого артиста и руководителя. Легкий стеб сквозил в выступлениях со сцены Ивана Ивановича Верховых и артиста АТХ Сергея Юрьевича Ганина, при вручении ему бронзовой статуэтки сказавшего: "Выражаю пожелание зрителям ходить в театр не по-военному, строем, а артисты чтоб были в хорошей форме, а не в военной". Ганину "Арлекин" достался как раз таки за милитаризированную "Собаку". Любопытно также отметить, что маститому Цинману выпал приз в номинации "Дебют". Он в свою очередь поблагодарил руководителей ТЮЗа Райкова и Ошерова за доверие, а молодые дарования спели из "Вестсайдской истории".
Хоть и пошутил облаченный в арестантский прикид Верховых: "Когда б вы знали из какого сора растут призы, не ведая стыда", все же за наших артистов, ей-богу, не стыдно. Пусть "Арлекин" и тяжел весом, но праздник есть праздник. Уже начата подготовка к третьему "Золотому Арлекину". Семь футов под килем!